Т2.Культура
Т2. Культура
 
 М.И. Беляев, 1999-2007 г,©Вверх

Тема 2. ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНАЯ И ГУМАНИТАРНАЯ КУЛЬТУРЫ
2.1. ПОНЯТИЕ «КУЛЬТУРА».
Для начала определимся с исходными понятиями. Коль скоро речь пойдет о типах культур, то в определении нуждается в первую очередь само понятие «культура». Оставляя в стороне дискуссии о сложности и неоднозначности этого понятия, остановимся на одном из самых простых его определений:
Культура — это совокупность созданных человеком материальных и духовных ценностей, а также сама человеческая способость эти ценности производить и использовать.
С помощью данного понятия обычно подчеркивают надприродный, чисто социальный характер человеческого бытия.
Культура — это все, что создано человеком как  бы в добавление к природному миру, хотя и на основе последнего.
Наглядной иллюстрацией этого тезиса может служить известное античное рассуждение о «природе вещей»: если, допустим, посадить в землю черенок оливы, то из него вырастет новая олива. А если закопать в землю скамейку из оливы, то вырастет отнюдь не скамейка, а опять же новая олива!
То есть только природная основа данного предмета сохранится, а чисто человеческая — исчезнет.
Тривиальная мысль о хрупкости созданий нашей культуры, позволяет осознать простую истину о том, что мир человеческой культуры существует не рядом с природным, а внутри него. И потому неразрывно с ним связан.
Следовательно, всякий предмет культуры в принципе можно разложить как минимум на две составляющие
- природную основу и его социальное содержание и оформление.
Двойственность мира культуры и является в конечном счете основанием возникновения двух ее типов, которые принято называть естественно-научным и гуманитарным.
Естественно-научный. Предметная область этого типа культуры — чисто природные свойства, свя­зи и отношения вещей, «работающие» в мире человеческой культуры в виде естественных наук, технических изобретений и приспособлений, производственных технологий и т. д.
Гуманитарный. Этот тип культуры охватывает область явлений, в которых представлены свойства, связи и отношения самих людей как существ, с одной стороны, социальных (обществен­ных), а с другой — духовных, наделенных разумом. В него входят: «человековедческие» науки (философия, социология, история и др.), а также религия, эстетика, мораль, право и т. д.
Истоки и предмет спора двух культур
Культура — это прежде всего система общественных ценностей. Общее признание какого-либо набора таких ценностей консолидирует, сплачивает общество. Поклонение же разным ценностям, ценностный рас­кол в культуре — явление достаточно опасное.
Взаимонепонимание и неприятие людьми разных систем ценностей всегда чревато негативными последствиями. Никого не удивляет противопоставление точных наук гуманитарным. Однако если быть последовательным и соблюдать правила логики, то получится, что гуманитарные науки — это науки «неточные». Однако таких не может быть просто по определению.
Звезды, планеты, атомы, молекулы — в конечном счете структуры достаточно простые или, по крайней мере, разложимые на сотню с лишним химических элементов или пару сотен элементарных частиц. Да и типов фундаментальных взаимодействий между ними вообще всего четыре! Да и те вот-вот сведут к одному-единственному.
Другое дело — человек. Нет таких законов в природе, которые бы однозначно предписывали человеку, по каким траекториям ему перемещаться, какой род занятий (гуманитарный или естественно­научный, например) предпочесть или как свою страну обустроить. Более того, даже сам факт пребывания человека в этом мире может служить предметом его собственного произвольного выбора! Ну о какой однозначной предсказуемости событий тут можно говорить?!
Во всем, что делает человек, ему нужен прежде всего отчетливый смысл. Бессмысленность деятельности (Сизифов труд) — самое страшное наказание.
2.2. НАУКА В КУЛЬТУРЕ ОБЩЕСТВА
Исходное общее определение науки выделяет ее самые необходимые признаки:
Наука - это специализированная система идеальной, знаково-смысловой и вещественно-предметной деятельности людей, на­правленная на достижение максимально достоверного истинного знания о действительности.
Наука составляет существенную часть человеческого способа освоения действительности.
Субъект — носитель сознательной целенаправленной деятельности. Субъектами науки являются ученые и специалисты — научные работники, коллективы ученых и обслуживающий персонал, и т. п. В предельно общем выражении субъектом науки выступает человечество как всеобщий носитель познавательной потребности и пользователь научными результатами.
Объект (в общем понимании) — это все состояния бытия, которые становятся сферой приложения активности субъекта.
Объекты науки универсальны. Сюда включаются явления и сущности, законы и случайности микро-, макро- и мегамиров, внешне объективированные и внутреннеидеальные состояния человека и социальных групп.
Уникальность объектов науки — их второе свойство. Оно состоит в том, что, в отличие от чувственно воспринимаемой житейской конкретности, в поле активности ученого присутствуют теоретические конструкции, которым нет непосредственного аналога в природном окружении.
В связи с усложнением научного познания различают объект науки и предмет научного исследования. Предметом науч­ного исследования становится конкретная часть объекта науки. Например, объектом биологии в целом выступает живое вещество, а предметом физиологии высшей нервной деятельности — процессы центральной нервной системы.
Цели науки. Цель вообще — это предвосхищение в мышлении человека средств, последовательности и результатов осуществления деятельности. Благодаря цели действия людей обретают конкретную последовательность и эффективность.
Цели науки многообразны. К ним относятся: описание, объяснение.
Систематизация знаний и реализация полученных научных результатов в управлении, производстве и других сферах общественной жизни, в улучшении ее качества — все это также является целями науки. Их как бы задает общество, а не объект. Одним словом, цели науки — это сложная система ожидаемых результатов научной деятельности.
Средства науки. Средства — это способы действия и орудия для осуществле­ния какой-либо деятельности.
К средствам науки относят в первую очередь методы мышления —  правила, следуя которым можно оптимально достичь положительного результата, а также методы эмпирического исследования - правила наблюдений, экспериментов и т. д.
Помимо методов значительную часть средств составляет активная и пассивная техника — система научных приборов, устройств, зданий и сооружений, в которых осуществляется научная деятельность.
Важнейшее значение имеет денежно-кредитное обеспечение научной деятельности.
Универсальные средства науки — язык и разумно-рассудочный уровень мышления.
Конечный продукт, результат — это итог, завершение, показатель осуществленной последовательности действий. Результаты науки также многообразны. Получение научного знания характеризуется следующими показателями:
объективная истинность (наибольшая степень соответствия свойствам объекта, отсечение пристрастий, оценок самого уче­ного), систематизированность, логическая обоснованность, полнота для данного уровня познания, открытость для компе­тентной критики, интерсубъективность (т.е. знание есть результат деятельности не одиночки ученого, а целостного процесса развития науки, поэтому открытия одних ученых проверяют другие), практическая применимость.
Формами научного знания выступают: научные факты, гипотезы, проблемы, законы, теории, концепции, научные картины мира.
Результатами науки являются не только научные знания, но и:
• научный способ рациональности, который выходит за пределы науки и проникает во все сферы бытия людей;
• технические и методические новации, которые могут применяться вне науки, прежде всего в производстве;
• нравственные ценности — образцы честности, объектив­ности, добросовестности, реализуемые в профессиональ­ной деятельности.
Социальные условия науки — это совокупность элементов организации научной деятельности в обществе, государстве. К ним относятся: потребность общества и государства в истинных знаниях, создание сети научных учреждений, государственная и частная поддержка науки денежными средствами, вещественно-энергетическое обеспечение, коммуника­ционное (издание монографий, журналов, проведение конференций), подготовка научных кадров.
Активность субъекта — один из важнейших элементов функционирования науки. Без инициативных действий ученых, научных сообществ научное творчество так  же не может быть реализовано, как и без необходимого уровня финансирования, обеспечения методами, техникой и т. д.
Хотя, конечно, в истории культуры существуют примеры, когда ученые достигали выдающихся научных результатов» не обладая необходимыми материальными средствами и находясь в ограниченных социальных условиях (Архимед, Г. Галилей, Дж. Бруно, А. Л. Чижевский и др.).
В составе культуры общества наука включена в систему духовной культуры человечества. Помимо науки в эту систему входят: искусство, мораль, религия, право, идеология, мировоззрение и другие элементы.
2.3. НАУКА В СИСТЕМЕ КУЛЬТУРЫ
Отличие науки от других форм познания
1. Наука - это особый рациональный способ познания мира, основанный на эмпирической проверке паи математическом доказательстве.
Специфические черты науки:
универсальность — наука вырабатывает знания, истинные для всего человечества; получаемые ею знания пригодны для всех людей, ее язык — однозначный;
истинность и достоверность - научными являются только те выводы, которые подтверждаются при помощи известных науке методов;
рациональность — наука получает знания на основе рациональных процедур и законов логики;
фрагментарность  — изучает не бытие в целом, а различные фрагменты реальности или ее параметры, а сама делится на отдельные научные дисциплины. Каждая наука - определенная проекция на мир, «прожектор», высвечивающий области, представляющие интерес для ученых в данный момент;
систематичность — имеет определенную логическую структуру, а не является бессистемным набором знаний; преемственность — новые знания соотносятся со старыми зна­ниями, вырастают на базе ранее достигнутых знаний;
обезличенность — индивидуальные особенности ученого, как правило, не влияют на конечные результаты научного познания; незавершенность - хотя научное знание безгранично растет, оно не может достичь абсолютной истины, после которой уже нечего будет исследовать;
критичность — наука всегда готова поставить под сомнение и пересмотреть даже свои самые основные теории.
Следует учитывать различие между естественными и техническими науками, с одной стороны, и фундаментальными и прикладными — с другой.
Фундаментальные науки - физика, химия, астрономия — изу­чают базисные структуры мира, а прикладные — занимаются применением результатов фундаментальных исследований для решения как познавательных, так и социально-практических задач. В этом смысле все технические науки являются при­кладными, но далеко не все прикладные науки относятся к техническим. Однако провести четкую грань между естествен­ными и техническими науками в принципе нельзя, поскольку имеется целый ряд дисциплин, занимающих промежуточное положение или являющихся комплексными по своей сути.
2. Наука отличается от других форм познания следующими признаками:
от мифологии — стремится не к объяснению мира в целом, а к формулированию конкретных законов развития природы, которые можно проверить опытом;
мистики — стремится не к слиянию с объектом исследования, а к его теоретическому пониманию и воспроизведению; религии - разум и опора на чувственную реальность имеют в науке большее значение, чем вера;
философии — выводы науки допускают эмпирическую проверку и чаще отвечают не на вопрос «почему?», а на вопросы «как?», «каким образом?»;
искусства — своей рациональностью, стремлением познать не только внешние образы, но и внутреннюю суть предметов и явлений;
идеологии — научные истины общезначимы и не зависят от ин­тересов определенных слоев общества;
обыденного сознания — представляет собой теоретическое освоение действительности.
Двойственность типов культур не может не отражаться в структуре науки, порождая проблему различения наук.
Постановка проблемы различения «наук о природе» и «наук о духе» впервые была осуществлена во второй половине XIX в. Накопленные с тех пор аргументы в пользу обособления двух типов научного знания выглядят примерно так.
Объяснение — понимание. Науки о природе исходят из того, что Природа для нас есть нечто внешнее, материальное, чуждое. Исследование явлений сводится к их расчленению на причины и следствия, общее и особенное, необходимое и случайное и пр. Все в природе жестко сцеплено причинной обусловленностью и закономерностями. А сведение явлений природы к их причинам и законам существования есть объяснение — главная и определяющая познавательная процедура в науках о природе.
Науки о духе, напротив, имеют дело с предметом не внешним, а внутренним для нас. Явления духа даны нам непосред­ственно, мы их переживаем как свои собственные, глубоко личные. Поэтому дела человеческие подлежат не столько объ­яснению, сколько пониманию. То есть такой познавательной процедуре, в которой мы можем как бы поставить себя на место другого и «изнутри» почувствовать и пережить какое-либо историческое событие, религиозное откровение или эстетиче­ский восторг. При этом жизнь человеческая не сводится полностью к рациональным началам. В ней всегда есть место и иррациональному — в принципе необъяснимым по причинно-следственной схеме порывам и движениям души.
Именно поэтому истины в науках о природе доказываются: объяснение одинаково для всех и общезначимо. Истины же в науках о духе лишь истолковываются, интерпретируются: мера понимания, в чувствования, сопереживания не может быть оди­наковой. Теперь это можно записать в сокращенной форме
Цель наук о природе — отыскать общее в разнообразных явлениях, подвести их под единое правило. И чем больше раз­личных объектов подпадает под найденное обобщение, тем фундаментальнее данный закон. Обычный камень или целая планета, галактика или космическая пыль — различия несущественны, если речь идет о формуле закона всемирного тяготения: она одинакова для любых подобных объектов. На поиск таких универсальных обобщений и ориентированы естественные науки. Единичные объекты или отдельные особи не имеют для них значения.
Гуманитарная наука, если она хочет оставаться именно наукой, также обязана искать общее в объектах своего исследова­ния и, следовательно, устанавливать общие правила, законы. Она это и делает, только весьма своеобразно. Ведь сфера ее компетенции — человек. А последний, как бы он ни был сир и убог, все же имеет в культуре большее значение, чем какой-нибудь электрон для физика-экспериментатора или бабочка для энтомолога. Поэтому пренебрегать его индивидуальностью, отличиями от других людей нельзя даже при установлении общего правила или закона. Общее в сфере гуманитарной реальности, разумеется, тоже есть. Но оно должно быть представлено лишь в неразрывной связи с индивидуальным.
Таким образом, метод наук гуманитарных противопоставляется методу наук естественных. Они по отношению друг к другу противоположны. Одни нацелены на индивидуализацию, другие на интеграцию.
Отношение к ценностям. Следующим параметром, разводя­щим гуманитарные и естественные науки по разные стороны баррикад, является их отношение к ценностям. А точнее — степень влияния человеческих ценностей на характер и на­правленность научного знания. Под ценностями обычно понимают общественную или личностную значимость для человека тех или иных явлений природной и социальной реальности. Это могут быть и конкретные предметы жизненного обихода (пища, кров, достаток), и высокие идеалы добра, справедливости, красоты и пр. В науке, допустим, высшей ценностью можно смело объявлять истину.
Из этого тождества видно, что ценности в науках о природе и в науках о духе являются диаметрально противоположными, даже в методах их разграничения. Так, разграничение ценностей в гуманитарных и естественных науках происходит ценности «сомнительным» (в научном плане) способом их обоснования. Суть в том, что строго теоретически обосновать выбор человеком тех или иных ценностей невозможно (хотя порой и очень хочется), ибо для однозначной оценки той или иной ценности отсутствует какая-либо объективная общая норма. Таковы все суждения, в которых оперируют понятиями «лучше», «красивее», «справедливее» и т. д. Они не подлежат проверке на истинность, поскольку апеллируют к человеческим ценностям, богатство которых бесконечно, а выбор во многом произволен.
Естествознание же всегда гордилось тем, что в нем невозможны подобные ситуации. Естественные науки добровольно принимают «диктатуру фактов», которые должны найти свое объяснение совершенно независимо от каких бы то ни было предпочтений и приоритетов познающего субъекта.
Таким образом, ценностная составляющая знания оказывается существенной в основном для гуманитаристики. Из естествознания ценности упорно изгонялись. Но, как показало развитие событий в XX в., и естественные науки не вправе считать себя полностью свободными от ценностей. Хотя, конечно, влияние последних на естествознание гораздо меньше и далеко не так очевидно, как в области знания гуманитарного.
Антропоцентризм. Из признания ценностной природы гуманитарного знания вытекает и ряд других важных следствий для проблемы различения гуманитарных и естественных наук. В частности, естествознание потратило немало усилий, чтобы из­бавиться от присущего ему на первых порах антропоцентризма — т. е. представления о центральном месте человека в мироздании в целом. На таком фоне подлинное утешение и необходимую дозу самоуважения доставляют человечеству лишь гуманитарные науки. В них человек по-прежнему находится в центре внимания, представляет собой главную ценность и важнейший объ­ект интереса. Гуманитарное знание антропоцентрично по определению.
Таким образом и в этом случае имеет место тождество
из которого непосредственно видно, что науки о природе отрицают антропоцентризм (1/антропоцентризм), в время как науки о духе включают антропоцентризм в явном виде.
Идеологическая нейтральность - нагруженное. Еще одним важным следствием ценностной деформации научного знания является его идеологическая нагруженность.
Теоретическое знание, в котором представлен тот или иной социально-групповой интерес, называется идеологией.
Идеология не тождественна науке, но частично с ней совпадает, так как использует знание теоретического, научного уровня. Расхождение же между ними лежит в области целей и задач: наука ищет истину, идеология стремится обосновать и оправдать какой-либо социальный интерес.
А поскольку истину в области обществознания ищут вполне конкретные представители определенных социальных групп (наций, классов и пр.), то происходит взаимоналожение научных и идеологических устремлений. И гуманитарные науки невольно оказываются идеологически нагруженными.
В естествознании картина иная. Его объект — мир природы — по счастью, не является полем столкновения противоречи­вых общественных интересов. И его конечные выводы практи­чески не затрагивают интересы конкурирующих социальных групп. Поэтому естественные науки идеологически нейтральны. А если в них и представлен какой-либо социальный интерес — то, наверное, общечеловеческий.
Таким образом и здесь имеет место двойственность идеологии
Но в науке все же существует идеологическая нагруженность — разные научные школы имеют собственную идеологию.
Таким образом, в результате дифференциации наук о природе, наук о духе, возникают множество научных и духовных школ, каждая из которых может иметь собственную идеологию.
И в результате мы получим множество малосвязных тождеств
Из этих тождеств необходимо сделать вывод о том, что Идеология развития наук о природе и наук о духе должна быть Единой.
Субъект-объектное отношение. Различия в объекте познания (мир природы и мир человека) являются, конечно, главным основанием выделения специфики гуманитарных и естественных наук.
В области естествознания субъект (человек) и объект познания (природа) строго разделены. Человек как бы наблюдает при­родный мир «со стороны», отстраненно.
В сфере же гуманитарной субъект (человек) и объект познания (общество) частично совпадают. Это ведь, по сути, самопознание общества.
Такое положение приводит к весьма любопытным последствиям.
Если, например, физику не удался какой-либо эксперимент, то причину неудачи ищут только в сфере субъективной: неверна теория, не отлажена методика и т. д. В любом случае природа (объект познания) «виноватой» быть не может!
Обществоведу в этом плане гораздо сложнее. Если какой-либо «социальный эксперимент» — социализм, допустим, — не удался, то это совершенно не обязательно означает, что неверна теория. «Виновником» неудачи может быть и сам «объект» этой теории — народ, который еще «не созрел», не понял, не оценил социалистических перспектив, а то и просто пожалел усилий для их практического осуществления.
Количество — качество. Существенное значение в обсуждаемой проблеме имеет и очевидная разница в объеме применения общенаучных методов естественной и гуманитарной отраслями научного знания.
Общеизвестно, что естествознание преврати­лось в полноценную науку с тех самых пор, как сумело опереться на экспериментально-математические методы. Именно упор на строго объективную количественную оценку изучаемых объектов и принес естествознанию славу «точных наук».
Гуманитариям в этом плане повезло меньше. Мало того, что изучаемые ими явления плохо поддаются математической (ко­личественной) обработке, так еще и экспериментальные методы исследования весьма затруднены из-за моральных запретов. (Из всех гуманитарных наук разве что у психологии есть обширная экспериментальная база.).
И в этом случае имеет место тождество
Устойчивость — подвижность объекта. Наверное, заслуживает упоминания и разница в степени устойчивости природных и социальных объектов. Изучение первых — дело необычайно благодарное. Физик вполне может быть уверен, что какая-нибудь элементарная частица или целая звезда практически не изменились со времен древних греков.
Для появления нового вида растений или животных тоже требуется не одна сотня лет, а то и тысяча. По сравнению с масштабами человеческой жизни, природные объекты необычайно стабильны.
Постоянство же объектов социальных — иное. Их динамика вполне сопоставима с протяженностью жизни отдельного человека. Среднее и старшее поколения нынешних россиян, например, с некоторым изумлением констатируют, что они живут совсем в другой стране по сравнению с той, в которой прошла их молодость.
2.4. СОВРЕМЕННАЯ НАУКА КАК СЛОЖНОЕ СИСТЕМНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
Современная наука представляет собой сложное системное образование. С точки зрения предметного единства все ее многочисленные дисциплины объединяются как комплексы наук — естественных, общественных, технических, гуманитарных и т. д. О структурной сложности современной науки может свидетельствовать следующий факт. На сегодняшний день насчитывается уже свыше 15 000 наук и их число неуклонно увеличивается.
рис. 1
Этот рисунок отражает общую классификацию и основные области научного знания, отражающих единство и взаимосвязь основных групп наук.
Естествознание — система знаний и деятельности по их достижению, объектом которых предстает природа — часть бытия, существующая по законам, не созданным активностью людей.
Обществознание — система наук об обществе — части бытия, постоянно воссоздающаяся в деятельности людей. В про­цессе вещественного, энергетического, информационного и иного рода взаимодействия людей с природой и друг с другом создается новая реальность бытия — общество. Оно становится объектом научного познания, так как имеет свои особые законы и должно быть определенным образом упорядочено. В противном случае разнонаправленная активность индивидов будет малоэффективной и даже гибельной для людей.
В составе общественных наук выделяются относительно самостоятельные группы дисциплин (наук):
экономические, социальные, технические, гуманитарные, антропологические.
Экономические науки — системы знаний о материальном производстве.
Социальные науки изучают законы и специфику макро- и микрообъединений и общностей людей (социология, демография, этнография, история и т. д.).
Технические науки изучают законы и специфику создания и функционирования сложных небиологических устройств, используемых индивидами и человечеством в различных сферах жизнедеятельности — техники. Мир техники уникален, он имеет свои законы, которые необходимо профессионально изучать, чтобы в обществе развивался технический прогресс.
Гуманитарные науки — это системы знаний и деятельности по их достижению и систематизации, в которых предметом изучения выступают ценности общества. К ним относятся: идеалы, цели, нормы и правила мышления, общения и поведе­ния, основанные на определенном понимании полезности для индивида, группы и человечества каких-либо предметных дей­ствий, их направленности, стереотипов активности. Сфера гуманитарных наук велика: философия, религиоведение, этика, искусствознание, юридические науки и т. д.
Антропологические науки — науки о человеке в единстве и различии его природ­ных и общественных свойств. К данному роду наук относятся: физическая антропология, философская антропология, педагогика, культурная антропология», медицина в трехстах специализациях, криминология и т. п.
Существуют также иного рода классификации, о которых можно узнать из рекомендованной литературы.
2.5. ЕДИНСТВО И ВЗАИМОСВЯЗЬ КУЛЬТУР
Гуманитарные и естественные науки, а также формирующиеся на их основе типы культур, как это видно из вышеизложенного, разделены весьма фундаментально. Однако они характеризуются уникальной взаимодополнительностью.
Размежевание естественно-научного и гуманитарного типов культур, хотя и приняло драматические формы, все же не может отменить факта их исходной взаимосвязи и взаимозависимости. Они нуждаются друг в друге, как наши правая и левая руки, как слух и зрение и т. д.
Введение постулата неразрывного единства гуманитарной и естественно-научной культур (и соответствующих типов наук) может быть оправдано несколькими соображениями.
рис. 2
Таким образом, перечисленные выше аргументы единство естественно-научной и гуманитарной культур подтверждают достаточно очевидно. Их строгая демаркация, характерная для XIX — первой половины XX вв., в наши дни все больше ослабевает. Тенденция к преодолению пугающего разрыва двух типов культур формируется объективно, «естественным» ходом развития событий в социокультурной сфере.
Итак, единство и взаимосвязь естественно-научной и гуманитарной культур и соответствующих типов наук реально про­является в последней четверти XX в. в следующем:
• в изучении сложных социоприродных комплексов, включающих в качестве компонентов человека и общество, и формировании для этой цели «симбиотических» видов наук: экологии, социобиологии, биоэтики и др.;
• в осознании необходимости и реальной организации «гуманитарных экспертиз» естественно-научных про­грамм, предусматривающих преобразования объектов, имеющих жизненное значение для человека;
• в формировании общей для гуманитарных и естественных наук методологии познания, основанной на идеях эволюции, вероятности и самоорганизации;
• в гуманитаризации естественно-научного и технического образования, а также в фундаментации естествознанием образования гуманитарного;
• в создании дифференцированной, но единой системы ценностей, которая позволила бы человечеству четче оп­ределить перспективы своего развития в XXI в. В заключение стоит отметить, что, несмотря на всю неос­поримость тенденции сближения естественно-научной и гума­нитарной культур, речь вовсе не идет о полном их слиянии в каком-либо обозримом будущем. Да и нет в том особой нужды. Вполне достаточно разрешения конфликта между ними в духе принципа дополнительности.
2.6. ЭТИКА НАУКИ
Занятия наукой представляют собой довольно специфический род деятельности человека. Изучением специфики моральной регуляции в научной сфере занимается такая дисциплина, как этика науки. Предмет ее забот: отыскание и обоснование таких имеющих моральное измерение ценностей, норм и правил, которые бы способствовали,
во-первых, большей эффективности научного труда, а во-вторых, его безупречности с позиций общественного блага.
2.6.1. ПОНЯТИЕ ОБ ЭТОСЕ НАУКИ
Система подобных ценностей, норм и принципов называется этосом науки. Он охватывает два круга научно-этических проблем. Первый связан с регуляцией взаимоотношений внутри самого научного сообщества. Второй вызван к жизни «обострением отношений» между обществом в целом и наукой как одним из многих социальных институтов.
2.6.2. ВНУТРЕННИЙ ЭТОС НАУКИ.
ПРИНЦИПЫ ЭТИКИ НАУЧНОГО СООБЩЕСТВА
«Внутренний этос науки, формируемый на основе применения к научной деятельности этического оценочного разделе­ния явлений на «добро» и «зло», включает следующие принципы:
а) самоценность истины;
б) новизну научного знания как цель и решающее условие успеха ученого;
в) полную свободу научного творчества;
г) абсолютное равенство всех исследователей «перед лицом истины»;
д) научные истины — всеобщее достояние;
е) исходный критицизм и др.
В краткой расшифровке эти принципы означают следующее.
Принцип «а». Высшей ценностью деятельности в сфере науки является истина. Только одна дихотомия имеет значение: «истинно - ложно», все остальное — за пределами науки. Какой бы «печальной» или «низкой» не оказалась обнаруженная истина, она должна восторжествовать. Если наука, тесня религию, лишает человека привычного смысла его существования и надежды на бессмертие души — грустно, конечно, но истина превыше всего!
Сегодня можно с грустью констатировать и иной факт, свидетельствующий о том, что данный принцип нельзя применять бездумно: «Отрицание Истины не есть Ложь. Это ИНАЯ Истина».
Принцип «б». Наука может существовать только в «режиме велосипедиста»: пока крутишь педали — едешь, перестанешь — упадешь. Наука жива только непрерывным приращением, обновлением знания. В науке же по-настоящему интересно лишь то, что ново. Новаторство как цель науки есть следствие ее ведущей функции — объяснительной. Если после объяснения все понятно, зачем же объяснять второй раз?
Принцип «в». Мощь и стремительность развития науки не в последнюю очередь объясняются тем, что ученые сами, в меру своего любопытства и интуиции определяют предмет исследовательских интересов. Действия не «по нужде», а на основе свободного выбора всегда бывают намного успешнее. При этом для науки не существует запретных тем.
Принцип «г». Наука — институт в целом весьма демократичный. Она вынуждена быть такой, ибо известно, что подав­ляющее большинство открытий в науке делается очень молодыми людьми, еще не обремененными званиями, должностями и прочими регалиями. И для успеха общего дела (постижения истины) просто необходимо постулировать принцип абсолютного равенства всех исследователей «перед лицом истины», не взирая ни на какие титулы, авторитеты и пр.
Принцип «д». Любой ученый, получивший интересные результаты, всегда стремится побыстрее их обнародовать. Причем он не просто хочет — он обязан это сделать! Ибо открытие только тогда становится открытием, когда оно проверено и признано научным сообществом.
При этом на научные открытия не существует права собственности. Они являются достоянием всего человечества. Тот, кто получает выдающийся научный результат, не вправе монопольно им распоряжаться. В противном случае будут разрушены единство научного знания, а также составные элементы его обязательности: общедоступность и воспроизводимость.
Принцип «е». Акцент научной деятельности на новизну получаемых результатов имеет одним из своих следствий мас­штабный критицизм по отношению как к уже принятым, так и новым идеям. Всякая новая теория, с одной стороны, поневоле отрицает, преподносит в критическом свете уже существующую. А с другой стороны, она сама попадает под огонь крити­ки сложившейся научной традиции. Из этой ситуации наука извлекает двойную выгоду:
во-первых, не позволяет себе почивать на лаврах,
а во-вторых, тщательно фильтрует предлагае­мые во множестве гипотезы, осторожно отбирая только подлинные новации.
Поэтому критичность в науке — это норма. А поскольку критичны в науке все, то нормой является и непременное уважение к критическим аргументам друг друга.
Охарактеризованные выше основные принципы этоса науки порождают множество менее объемных, но более «техничес­ких» требований к деятельности ученого. Среди последних: обязательность для научных работ ссылок на авторство тех или иных идей, запрет плагиата, прозрачность методов получения конечных результатов, ответственность за достоверность при­водимых данных и т. д.
Назначение всех этих принципов и норм — самосохранение науки и ее возможностей в поисках истины. И все это не просто технический регламент, но одновременно и этические принципы. С моралью их роднит то, что контролируется их выполнение главным образом моральными механизмами внутреннего контроля личности: долгом, честью, совестью ученого. Да и нарушения их караются в основном моральными санкциями.
2.6.3. ВНЕШНИЙ ЭТОС НАУКИ.
СОВРЕМЕННЫЕ ЭТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
Второй круг проблем, связанных с моральной регуляцией научного творчества, возникает в XX в. в связи с превращением науки в непосредственную производительную силу и обретением ею влияния планетарного масштаба. Моральное изме­рение регламентация науки в этом случае получает потому, что деятельность в данной сфере начинает сказываться на интере­сах общества (человечества) в целом не всегда в позитивном духе. И тому есть несколько оснований:
в поле зрения сегодняшней науки попали природные объекты, включающие в качестве составного элемента самого человека- экспериментирование и взаимодействие с такими объектами потенциально содержат в себе катастрофические для че­ловека последствия; поэтому внутринаучные ценности (стремление к истине, новизне и пр.) обязательно долж­ны быть скорректированы ценностями общегуманистическими, общечеловеческими и др.
Таким образом, потребность в этической (равно как и в правовой) регуляции науки как социального института в конце XX в. порождена тем, что некоторые цели — ценности внутреннего этоса науки столкнулись с ценностями общесоциального и индивидуального порядка.
Свобода научного творчества также должна быть изнутри детерминирована необходимостью принятия ограничений, свя­занных с возможными негативными последствиями научных исследований. Если необходимость этих ограничений понята и принята добровольно, свобода научного поиска сохраняется!
Конечно, общество не может ждать, пока весь ученый мир осознает необходимость самоограничений. Оно не может себе позволить оказаться в зависимости от прихоти какого-нибудь непризнанного научного гения, решившего, например, клонировать человека или собрать на дому ядерный заряд. Поэтому общество вводит правовые огра­ничения на потенциально социально опасные исследования и эксперименты.
Как например, рассматривать поступок врача, который помог смертельно больному человеку, по его собственному желанию уйти из жизни.
Автоназия - это морально или аморально? Клонирование человека -это морально или аморально?
Однако юридические запреты не решают проблему полностью, поскольку вряд ли они смогут остановить научных или политических авантюристов.
В каком-то смысле этические ограничители более надежны, поскольку встроены во внутренние психологические механизмы поведения людей. Поэтому правовая регуляция научно-исследовательской деятельности не отменяет и даже не уменьшает необходимости регуляции моральной. Только личная моральная ответственность ученого за возможные неблагоприятные последствия его экспериментов, развитое чувство морального долга могут послужить надежным гарантом предотвращения трагических соционаучных коллизий.
Лейтмотив сегодняшней этики науки можно сформулировать так:
«Интересы отдельного человека и общества выше интересов науки!»
Принять такое требование нынешнему научному сообществу непросто. Сама проблема так никогда ранее не стояла. Молчаливо подразумевалось, что любое знание — это в принципе благо, и потому интересы науки и общества всегда совпадают, а не сталкиваются. Увы, XX в. развеял и эту иллюзию. Афоризм же «Знание — сила» пока не пересмотрен. Но уточнен: сила знания, оказывается, может быть как доброй, так и злой. А отличить одно от другого и помогает этика науки.
© Беляев М. И., «МИЛОГИЯ», 1999-2006г.
Опубликован: 13/04/2006г.,
Сайт ЯВЛЯЕТСЯ ТВОРЧЕСКОЙ МАСТЕРСКОЙ АВТОРА, открытой для всех посетителей.
Убедительная просьба сообщать о всех замеченных ошибках, некорректных формулировках.
Книги «Основы милогии», «Милогия» могут быть высланы в Ваш адрес наложенным платежом,
URL1: www. milogiya2007.ru e-mail: milogiya@narod.ru
Архив 2001 г:URL1: www.newnauka.narod.ru Архив 2006 г: URL1: www. milogiya. narod.ru